Raul

  • Публикации

    391
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

1171 Звезда сообщества

2 друга

О Raul

    • Звание
      Игрок основы
    • День рождения Май 23

    Информация

    • Пол Мужчина

    Старые поля

    • За кого болеем? Реал Мадрид

    Посетители профиля

    1105 просмотров профиля
    1. Атланта. Октябрь. Льюис влетел в офис "Атланты", вскружив вокруг себя лихой вихрь, разметавший скопившиеся не его столе отчёты и прочие бумаги, и те разлетелись по всему полу. Стрелки часов едва перевалились за девять утра, и в этот ранний час в обычно овеянном повседневной суетой офисе ещё никого не было. Сорок минут назад его разбудил звонок от Жералдо Делламоре. Его сонный голос в трубке сообщил Льюису, что с ним желает говорить какой-то полицейский из Огасты. Тот оставил голосовое сообщение на автоответчике клубного офиса, и, не дождясь ответа, отправил на официальный почтовый ящик письмо, которое было переадресовано самому Льюису и его ассистенту. "Он говорить, это срочный дело, мистер Льюис", – коверкая слова произнёс Жералдо. Полицейским из Огасты, нарушившим сон Жералдо, мог быть только Патрик Кэллахан. Повесив трубку, Льюис быстро оделся, оставив в своей квартире в Нортсайде спящую Ингу и последние остатки сна. Ему снилась какая-то чушь. То он от кого убегает, скрываясь в хитросплетении улочек и поворотов, то какой-то неистовый поток воды настигает его, заставляя сопротивляться бурному течению. Какое-то наваждение. Перед выходом он ещё раз посмотрел на Ингу. Она, как и всегда, мило спала, полностью замотавшись в массивное одеяло и выставив из этого своего убежища одну ногу. Они продолжали держать в тайне свои отношения, и каждого это устраивало. На работе они были нарочито сдержанно деликатными, вне её же вокруг них кипела страсть. Льюис вызвал такси и спустя двадцать минут был в офисе. Скинув матерчатую куртку на спинку стула он включил автоответчик, красной точкой мигавший в углу стола. "Алло, мистер Хоуп? Это лейтенант Патрик Кэллахан, полиция Огасты. Мы общались с вами по поводу гибели Алана Брюстера. Перезвоните мне, как только увидите сообщение". В довершение Патрик оставил контактный номер для связи. Неужели полиции что-то удалось раскопать? Дрожащими от волнения пальцами он набрал номер. Патрик ответил сразу же. – Доброе утро, лейтенант, – начал Льюис. – Вы хотели о чём-то поговорить со мной? – Доброе утро, мистер Хоуп, – голос лейтенанта звучал будто откуда-то издалека. – Да, я хотел бы кое-что у вас спросить. – По телефону? Или мне нужно будет приехать в участок? Просто я нахожусь в Атланте... – Да-да, я в курсе. Пока что по телефону, – уверил его лейтенант. – Пока мы не выясним подробности. – Какие подробности? – задал вопрос Льюис. – Подробности в деле Алана Брюстера, мистер Хоуп, – последовал ответ Кэллахана. – Наши спецы частично восстановили данные с компьютера детектива Брюстера. Частично, потому что многие файлы оказались удалены каким-то хитроумным способом, а часть данных, типа писем, и вовсе зашифрована или также удалена. Не уверен, что мы сможем получить к ним доступ. Нам понадобится ещё время, чтобы докопаться до сути. – Так чем я могу вам помочь, лейтенант? – Вы общались с ним, – вздохнув, произнёс Кэллахан. – Он не говорил вам о каком-либо... путешествии? Или о своих планах, может быть? – Я не помню, офицер, – признался Льюис. – Прошёл уже почти год. Но вроде нет, не говорил. Мы общались преимущественно о деле, что он вёл. – Я думаю, он куда-то собирался. Может, бежал от чего-то, – ответил Кэллахан. – Мы проверили, не поступало ли на его имя заявок в отели и всё такое. Вы знали, что он собирался в Колумбию? – В Колумбию? – переспросил он. – Нет, конечно нет. Что ему делать в Колумбии? – Не знаю, мистер Льюис. Но билет на его имя был зарезервирован в авиакомпании "Дельта". Его убили буквально за неделю до даты вылета. – Ума не приложу, – Льюис не мог понять связи, пока вдруг не вспомнил про загадочное письмо, пришедшее к нему уже после смерти детектива. Амакаяку. Колумбия. Что он задумал? – Ума не приложу, офицер, что ему там понадобилось. – Полагаю, это как-то может быть связано с поисками того человека, Освальда Полдриджа, – продолжил Кэллахан. – В 80-е он был известным в научной среде учёным, исследовал малые народности. Может быть, Алан выяснил что-то и захотел проверить? Или же он пытался уехать куда подальше, но не успел? Помогите мне, мистер Льюис. – Я правда не знаю, лейтенант Кэллахан, – сокрушённо ответил Льюис. – При мне он никогда не упоминал, что хочет полететь туда. Да и про Полдриджа вам наверняка известно побольше моего. – Тогда ещё один вопрос, мистер Хоуп. Мистер Брюстер упоминал когда-нибудь о ком-нибудь в Мексике? Какая-нибудь подруга, всё такое. – Подруга? Нет. Никогда, — твёрдо ответил Льюис. Про Алана и Мексику он слышал впервые. – В чём дело? – Да так, – уклончиво произнёс Кэллахан. – Незадолго до смерти он переписывался с некоей Хименой Нуэво. Запрос данных у пограничной службы выявил, что она въехала в страну – совпадение! – накануне его смерти. Вам что-нибудь говорит это имя? – Впервые слышу, – признался Льюис. – Что ж, очень жаль. Я надеялся, что вы сможете мне помочь. Не смею вас больше задерживать, мистер Хоуп. Но, на всякий случай, будьте на связи. Это мой номер, запишите его. И ещё, я не смог дозвониться до вас. У вас новый номер? Оставьте мне его для связи, хорошо? — Льюис продиктовал офицеру свой номер. – Подождите секунду, – проговорил он. – Вы думаете, что эта Химена... Как вы сказали? – Нуэво, – подсказал лейтенант. – Точно. Вы думаете, что это она... могла... – Пока рано делать выводы, мистер Хоуп. Но пока что она наш главный подозреваемый. К сожалению, я не могу сказать вам больше. Я и так рассказал вам достаточно. Не заставляйте меня об этом пожалеть. До свидания. Он повесил трубку, оставив Льюиса в немом недоумении. Алан не говорил ему, что переписывался или тем более встречался с кем-то из Мексики. Хотя, может быть, старик на склоне лет задумал интрижку? Нет, уж слишком много совпадений для такого пугающего дела. Почти год прошёл с того дня, а Льюиса всё не оставляла картина, представшая ему в доме Алана. Он в очередной раз попытался сложить в голове слагаемые. Освальд Полдридж, таинственные "этнологические" экспедиции, эти проекты, его видения, след, найденный Аланом, трагическая смерть детектива. "Мудменские когти", – вспомнил он слова лейтенанта. Кто мог совершить такое? Теперь же к этой мозаике добавилась пара новых деталей: Колумбия и Химена Нуэво. Могло ли быть возможно, что Алан в последней попытке достучаться до него отправил какой-то шифр? Испытывая смутное сомнение, Льюис пересел за свой ноутбук и быстро прошерстил удалённые письма в поисках искомых. На поиски ему потребовалось всего несколько секунд. "Один из тысячи, тысяча из миллиона. Теперь известно имя. Кроличья нора ждёт. Вернуться в отчий дом теперь уж суждено". Это было первое письмо. "Какой-то набор слов", – пронеслось в голове Льюиса. Он решительно не понимал его смысл, как не мог и зацепиться ни за один из фрагментов. Чьё имя теперь известно? Какая кроличья нора? Что это всё может значить, черт возьми? Он открыл второй мейл. "Где дом твой? Tu casa esta aqui. Амакаяку". В этом письме речь тоже шла о доме. Но оно выглядело ещё менее понятным. Очередной набор слов. Льюис открыл в вкладке браузера онлайн-переводчик с испанского и скопировал часть в окно ввода текста. "Твой дом здесь", – высветился перевод. Алан хотел, чтобы он отправился в Амакаяку? Там его дом? Льюис ничего не мог понять. Он открыл последнее письмо Алана и мельком пробежал по нему, остановившись на карте, на которой Алан отметил точки из проекта "Понтуаз". Амакаяку. Юг Колумбии. Сплошной тропический лес. Может быть, там его ждут ответы. Он сверился со своим расписанием на ближайшее время. Плей-офф MLS, а затем пауза почти на месяц. У него будет целых двадцать восемь дней, чтобы выяснить, что ждёт его в Амакаяку, а заодно попытаться расшифровать постания. Он зашёл на сайт авиакомпании "Дельта" и забронировал себе билет на третье декабря. Если все пути ведут его в Колумбию, то так тому и быть. * * * Мясорубка уалд-кард определила двух полуфиналистов Восточной конференции. В битве "горожан" "Нью-Йорк Сити" уступил "Орландо Сити", а "Филадельфия Юнион" оказалась сильнее "Нью-Ингленд Революшн". Таким образом, образовались пары, которым предстояло выявить, кому же выпадет честь пройти в финал конференции. "Атланта" отправилась испытать себя на прочность в вечно солнечную Флориду, где принимать первый экзамен у команды Льюиса должны были парни из "Орландо Сити". Осложнялась эта задача отсутствием главной ударной силы "Юнайтед" – Рамона, надорвавшего мышцу на тренировке и вылетевшего из строя аккурат на весь срок плей-офф. Такую потерю восполнить было крайне сложно, но выбора не оставалось – место в центре нападения занял Хоселу. 22 октября 2017 MLS, 1/2 финала Восточной конференции Тотал Стейдиум, Орландо 24 611 зрителей Орландо Сити 1:2 Атланта Юнайтед Голы: Хоселу, Мигель Альмирон (п) Поездка во Флориду выдалась поистине жаркой. И если о погоде такого сказать было нельзя (порывистый вечер нагнал целый ворох кучных облаков), то от событий на поле могла пойти кругом голова. "Атланта" с первых же минут придавила "львов" к штрафной, утюжа фланги без роздыху и пресекая любые атакующие поползновения хозяев. Шутка ли – первый удар в сторону ворот Хорвата "Сити" нанесли только на 21-й минуте. К тому времени они уже проигрывали в счёте. Грегори Гарза снова исполнил трюк с филигранной диагональю, и заменявший в атаке Рамона Хоселу головой переправил мяч в ворота. Хозяева на такой сценарий игры согласны не были, и в расстроенных чувствах принялись раз за разом проверять прочность ног игроков "Атланты". Рефери особо церемониться не стал, и в ход пошли "горчичники". Но все ключевые эпизоды игра приберегла на второй тайм. Тут уж дискотека пошла по наклонной. Сперва Джонатан Спектор локтём прошёлся по челюсти Кармоны, будто заправский стрит-файтер. Очень опрометчивое решение. Карлос, будто ему каждое утро прилетает так, непринуждённо поднялся с газона и принялся что-то втолковывать обидчику, сопровождая свои слова активной жестикуляцией. Слово за слово – быть беде, да вовремя разняли. Оба задиры получили по жёлтой, но для Спектора она стала второй, так что он отправился досматривать матч по телевизору. Не прошло и пяти минут, как составы команд уравнялись. Бобби Босвелл остервенело зарядил по ноге несчастного Кака, и судья без раздумий зажёг красную. В равных составах игра пошла повеселее, и на 72-й минуте Кайл Ларин, заменивший Кака, счёт сравнял. Тут уж игрушка завертелась, как волчок на льду. 76-я минута: Габриэль, не успев за манёвром Линкольна, сносит того в штрафной площади, и Мигель Альмирон хладнокровно реализует пенальти. В последние десять минут игроки "Орландо" перешли уже на откровенную грубость. Давид Матеос схватил за шею Хоселу в центральном круге, получил вторую жёлтую и отправился в компанию к Спектору и Босвеллу. На большее команд уже не хватило. "Дружелюбный" баннер фан-сектора "Орландо Сити" Получив солидный задел после победы на выезде, спустя неделю команды встретились в ответном поединке на "Мерседес-Бенц Стейдиум". Памятуя о грубостях первой игры, Льюис ожидал чего-то похожего и в этом матче. Но "Орландо" приехал обескровленным удалениями и травмой лидера, Кака, так что перед "Юнайтед" открывалась весьма впечатляющая возможность выхода в финал Восточной конференции. Место удалённого Босвелла занял Фатаи Алаше, и не подвёл. 29 октября 2017 MLS, 1/2 финала Восточной конференции Мерседес-Бенц Стейдиум, Атланта 31 104 зрителя Атланта Юнайтед 4:0 Орландо Сити Голы: Ямиль Асад (2), Каллум Патерсон, Грэм Джонсон Магии для "Орландо" не произошло. Асад забил в середине первого тайма, а все вопросы об исходе этого матча и всего противостояния были сняты с 49-й по 66-ю минуты. Линкольн ожидаемо плёл свои комбинации на фланге, запутывая соперников перемещениями, и отметился двумя голевыми передачами. В потрясающей форме предстал и Джонсон, оформивший голевую на Патерсона и забивший победный гол сам. Омрачила результат лишь травма Чеда Маршалла, но за те две недели, что оставались до первого матча финала конференции медперсонал обещал Льюису поставить его на ноги. А тем временем "Торонто", которых он изначально рассматривал в роли главного антагониста всей кампании, безропотно слили оба матча против "Филли", так что это можно было назвать и сенсацией, в каком-то смысле. Чего ждать от этих выскочек? Вот уж появилась "тёмная лошадка", откуда никто не ждал. Также, вторая победа над "Орландо" обновила сразу два рекорда. Во-первых, она перекрыла прежний лучший показатель лиги по числу игр без поражений подряд, став двадцать четвёртой. И это не предел! Одновременно с этим, новый клубный рекорд насчитывает уже 18 игр без поражений подряд. Во-вторых, этот успех стал для "Атланты" двадцать пятым по счёту, и это также новый рекорд MLS. В преддверии игры в Филадельфии были обнародованы результаты награды лучшему футболисту США. И её, для многих ожидаемо, а для многих (включая самого Льюиса) крайне неожиданно, забрал Грэм Джонсон. В номинации он обошёл Микса Дискеруда из "Колорадо Рэпидз" и Джози Алтидора из "Торонто", занявших второе и третье места, соответственно. Должно быть, всех подкупил тот уровень, на котором Джонсон, пришедший в "Атланту" из "Нью-Йорк Космос", провёл этот сезон: 11 голов, 10 голевых передач при средней оценке 7,35. Будто и не менял лиги. Впечатляющий скачок 28-летнего атакующего полузащитника. 14 ноября 2017 MLS, Финал Восточной конференции Тэйлен Энерджи Стейдиум, Честер 17 444 зрителя Филадельфия Юнион 3:3 Атланта Юнайтед Голы: Хоселу (3) Почти тысяча болельщиков приехали в Пенсильванию, чтобы поддержать свою команду в первом матче финальной серии. Игроки "Атланты" же решили, похоже, не проводить ни игры без удаления. В этом матче прямой красной отметился Карлос Кармона. Его, конечно, не назвать пай-мальчиком, но прыгать двумя ногами в ахилл? Тут, похоже, что-то с головой. Таким образом, "Юнайтед" остались в меньшинстве к 33-й минуте, к тому же проигрывая 0:1. За пять минут до этого страшного прыжка чилийца Роланд Альберг оставил в дураках едва восстановившегося от травмы Маршалла и распечатал ворота гостей. При таком счёте команды ушли на перерыв, и ничто не предвещало голевой феерии, что разразилась во второй половине встречи. Солировал Хоселу, включивший режим "Криштиану Роналду" и за уши вытащивший "Юнайтед" из той трясины, куда они сами себя загнали. Испанцу потребовалось 2 минуты, чтобы перевернуть всё с ног на голову. И снова две передачи Гарзы предшествовали взятию ворот. Весь сезон просидел тише воды, зато в плей-офф просто творит чудеса! На 72-й минуте Хоселу оформил хет-трик – вынос Алаше с лицевой превратился в пушечный заряд, выведший испанца один-на-один с вратарём хозяев. Но не всё было кончено этим душным вечером. У "Филадельфии" оставалось ещё порядочно пороха. Они тоже смогли показать зубы, забив дважды за две минуты, установив тем самым итоговый счёт первого акта противостояния – боевая ничья 3:3. Защитник "Филли" Эллиотт оставляет Вильяльбу не у дел Со всеми этими удалениями и травмами Льюису приходилось крутиться, как белке в колесе, чтобы как-то сформировать состав от матча к матчу. Так получилось, что обе красных карточки не оказали серьёзного влияния на состав. А всё благодаря Алаше. Парень может и в центре блестяще сыграть, что он и доказал, заменив Босвелла, и в опорной зоне, выйдя взамен изгнанного Кармоны на вторую игру. Настоящий универсал. 19 ноября 2017 MLS, Финал Восточной конференции Мерседес-Бенц Стейдиум, Атланта 34 035 зрителей Атланта Юнайтед 3:1 Филадельфия Юнион Голы: Чед Маршалл, Мигель Альмирон (п), Грэм Джонсон Второй матч выдался столь же равным. Обе команды часто били по воротам (15-16), но "Атланте" это удавалось качественнее (12-9). Кто знает, как бы закончился этот матч, если бы не феноменальная игра Андре Блэйка на линии? Чего не скажешь о всей обороне "Филадельфии" разом. На 21-й минуте они зевнули одинокого Маршалла при подаче углового Асадом, и ветеран беспрепятственно размочил счёт с близкого расстояния. "Юнайтед" полностью контролировали ход игры, оставляя, впрочем, гостям шансы на успех в контратаках. Но ни Альбергу, ни Сапонгу не удавалось нанести точный удар. В середине второго тайма один из лучших центральных защитников лиги, Омар Гонсалес, срубил в штрафной вышедшего в центре нападения Джонсона, и Мигель Альмирон записал на свой счёт очередной гол с одиннадцатиметровой отметки. Над "Филадельфией" сгустились тучи. Разбил же все надежды гостей всё тот же Джонсон, на 85-й минуте откликнувшись на кросс Патерсона и вколотив мяч в касание метров с пяти. Блэйк даже не дёрнулся. "Филли" хватило только на гол престижа – Фабиан Херберс оказался расторопнее всех в штрафной на последней минуте игры. "Атланта" триумфально идёт в финал Кубка MLS! К финальному матчу Льюис готовился особенно. И дело даже не в том, что карман ему грел билет в Боготу, и даже не в том, что финал должен был пройти на "Мерседес-Бенц Стейдиум", домашней арене "Атланты". В глубине души он всё никак не мог поверить, что находится в реальности. Что это не очередное его видение, не галлюциногенный морок, что вот он, главный матч всей его пока ещё короткой карьеры. Так скоро. Давно ли он дышал пылью в затхлой каморке старшей школы Скарборо, пока Лесли Норвуд о чём-то ворчит. Интересно, смотрит ли он этот матч? Вспомнил он и "Сикоуст Юнайтед", и финал Лиги Развития. Это было так недавно, но казалось, что миновали годы. И вот он стоит на пороге очередного достижения. Каких-то двенадцать месяцев назад не было никакой "Атланты", на стадионе не собирались толпы народу, спортивные сайты не пестрели статьями о столь скором триумфе новой франшизы. Формально, конечно, клуб существовал, но только на бумаге. Финал Кубка MLS. Оставалось только открыть эту дверь и войти в будущее с гордо поднятой головой. 2 декабря 2017 Кубок MLS Мерседес-Бенц Стейдиум, Атланта 31 251 зритель Атланта Юнайтед - Хьюстон Дайнамо Состав: Хорват, Патерсон, Маршалл, Анибаба, Гарза, Кармона, Асад, Джонсон (Альмирон), Линкольн, Хоселу (Оту) Болельщики "Атланты Юнайтед" на главном матче сезона Историческая игра началась ровно в восемь часов вечера. Вместе со стартовым свистком стадион взорвался ободрительным гулом. Главный матч сезона, да ещё и при своей толпе – лучшей мотивации сложно было придумать. "Атланта" яростно бросилась вперёд, и... упёрлась в стену. "Хьюстон" максимально насытил центральную зону, и атаки хозяев, обычно молниеносно пронзающие построения большинства противников, вязли в болоте гостевой полузащиты. Привычно разбирался на фланге с оппонентом лишь Линкольн, и то больше в силу индивидуального мастерства, нежели чем за счёт слаженных командных действий. Атаки команды сводились к дальним ударам, львиная доля которых шла мимо цели. "Хьюстон" же такое положение дел более чем устраивало – они ждали шанса, надеясь на лидера своих атак, мексиканца Эрика Торреса. Матч превращался в малопривлекательное бодание в центре поля. Болельщики загудели, а темп игры упал. Так было до 80-й минуты. Именно за десять минут до конца матча случился коллапс. Джалил Анибаба на ровном месте ошибся в передаче поперёк поля, и мяч перехватил Рикардо Кларк. Устремившись в свободную зону он, не сближаясь с вратарём, хлопнул, как из пушки. Хорват завороженно смотрел, как мяч по дуге влетает в сетку его ворот. Всё стихло. Но только не на гостевом секторе, где три с небольшим сотни фанатов "Дайнамо" зашлись в победном танце. "Атланта" бросилась отыгрывать отставание, но ожидаемо увязла в борьбе. Свисток рефери об окончании финального матча завершил мучения команды Льюиса. "Хьюстон" стал обладателем Кубка MLS, а игроки "Юнайтед" без сил рухнули на газон. Анибаба понуро склонил голову, что-то бормоча себе под нос, а молодой камерунский форвард Оту не мог сдержать слёз. Главная битва сезона была проиграна. Грусть В послематчевом интервью Льюис старался объяснить причины, почему в этой игре всё пошло наперекосяк. Понятно, что матч был проигран в полузащите, но всё решила одна серьёзная ошибка. Единственный секундный провал, но как дорого он обошёлся команде. В раздевалке царило молчание. На Анибабе не было лица, но все старались подбодрить его. "С кем не бывает". Будут ещё матчи, новый сезон не за горами. "Надо вынести урок из этой ситуации, парни, – завершил свою речь Льюис. – Чтобы в будущем такого не повторилось. У нас будут и победы, будут и поражения, конечно. Это футбол, и тут всё возможно. Вы хорошо потрудились в этом году, и я не вправе судить вас или возлагать вину. Просто знайте, что вы сделали всё, что могли". Но говорил это Льюис больше потому, что так надо было сказать. В душе у него зарождалась тревога. Через каких-то шестнадцать часов самолёт унесёт его в Колумбию на поиски своей памяти. Вернее, на поиски ключа к ней. Всё уже было согласовано. Илз без раздумий выделил Льюису отпуск. "Всё равно все разъедутся отдыхать. А вы, как никто другой, мистер Хоуп, заслужили несколько недель отдыха". Оставалось только сказать об этом Инге (и как он раньше не подумал об этом?) и дать указания Делламоре, Боканегре и скаутской службе. Предстоящее путешествие опьяняло и будоражило сознание, вытесняя горечь поражения. В самом деле, это же не конец жизни. У него ещё будет шанс. На следующее утро объявили награды победителям. Все заголовки профильных изданий украсила фотография улыбающегося во все тридцать два зуба Линкольна, которому присудили звание MVP сезона. Этому способствовали его 16 голов и 13 голевых передач при средней оценке в 7,74. Он опередил Джовинко, занявшего второе место, на 27 баллов в голосовании, на третьей же строчке расположился Эктор Вильяльба. Золотую бутсу забрал себе Рамон, поделивший лидерство в списке бомбардиров с Кей Камара (у обоих – по 20 голов). Бронзовая бутса была вручена Себастьяну Джовинко. Андре Блэйк стал лучшим голкипером сезона, а второе и третье места присудили Заку МакМату из "Орландо" и Эвану Бушу из "Монреаля", соответственно. Лучшим защитником признали Кигана Розенберри, вторым в голосовании стал Александр Калленс ("Нью-Йорк Сити"), третьим – Омар Гонсалес ("Филадельфия"). Тренером года был выбран рулевой "Хьюстона" Марк Дос Сантос. Льюис Хоуп, немного не дотянув, остался вторым (987 баллов против 950). Третьим в номинации признали Лорана Гуйо из "Торонто". В состав команды сезона вошли сразу двое игроков "Юнайтед" – Линкольн и Рамон. Ни Вильяльбы, ни Розенберри. Странноватый выбор. Одновременно с этим стали известны и итоги голосования на сайте "Атланты", где болельщики весь месяц выбирали героев уходящего сезона. Так, например, почётную салатницу лучшему игроку забрал неугомонный Линкольн (74% голосов). Вторым стал Крис МакКанн (10%), третьим – Эктор Вильяльба (9%). Лучшим приобретением сезона болельщики посчитали Каллума Патерсона. Вполне оправданно, Патти был очень хорош, учитывая, что пришёл совершенно бесплатно. Ну и награду лучшему молодому игроку взял всё тот же Линкольн. Льюису оставалось только сокрушаться, что не удастся ни продлить его аренду (ему хотели дать шанс в основе своего клуба), ни приобрести его на постоянной основе ("Гремио" заломил неподъёмную цену). Команда сезона по версии болельщиков выглядит так. * * * – И когда ты намеревался мне сказать, что сваливаешь в эту Колумбию? Вечер стремительно набирал обороты вместе с гневом Инги. Она увидела собранный чемодан Льюиса в коридоре, и Льюису пришлось признаться. Её вопрос повис в наэлектризованном воздухе, и малейшая искра грозила обернуться взрывом. – Когда приземлишься в аэропорту? Или когда мне позвонят какие-нибудь головорезы, требующие выкуп за твою дурную голову? – ругалась она смешно, и Льюис не мог сдержать улыбки. – Чего ты лыбишься? – Я просто... Да не было времени, – начал было он, но поняв, что звучит это, как оправдание, замолк. – Блин, – Инга вздохнула и спросила уже спокойнее. – Тебе на меня совсем плевать? – Нет, как ты могла такое подумать вообще? – удивился он. – Мы спим вместе, проводим, блин, целые дни вместе, а ты вот так просто решаешь свалить в другую страну на месяц? Охренительно, чё. – Да нет же, ты не поняла. Это не туристическая поездка, я не на достопримечательности пялиться еду. И это может быть опасно. – Конечно, это опасно. Это же Колумбия, – она всплеснула руками. – Я не понимаю, что такого сложного просто предупредить? Что за причина такому внезапному отъезду? – Это долгая история, – ответил Льюис. – И довольно мрачная. – А, хорошо. О'кей, – произнесла Инга. – Тогда я лечу с тобой, по пути у тебя будет время мне её рассказать. – Со мной? – Ну да, с тобой. Это же ты в Боготу собрался, разве нет? Когда, кстати, вылет? – Завтра утром, – ответил Льюис. – Чудно. Тогда надо поторопиться и собрать вещи, – она собиралась было направиться к выходу, но Льюис остановил её. – Ты не понимаешь, Инга, – твёрдо произнёс он. – Я не знаю, что меня там ждёт. Помнишь, тайна? Что живёт во мне. Я еду туда по этой причине. – Тайна? Господи, Льюис, – растягивая гласные произнесла Инга. – Ты меня за дурочку держишь? Какая тайна? – Я... – он на секунду замешкался, будто обдумывая слова. – Я не знаю, кто я такой. Ну, кто я на самом деле. – Ты пьян? – она уставилась на него. Пару секунд они молчали. И тогда он начал свой рассказ. С того самого дня, как проснулся в Харпсвелле, в доме Пола Сейкоби. Про свои видения, про обряд, про Алана Брюстера и те подсказки, что он оставил. Он старался опускать ненужные детали и ни словом не обмолвился о Фэйт. – Вот почему я лечу в Колумбию, Инга, и это может быть опасно, – заключил он. Инга сидела, уставившись под ноги. Наконец, она подняла взгляд. В глазах у неё стояли слёзы. – Прости меня, – дрожащим голосом произнесла Инга. – Я такая дура, что наговорила тебе... всякого. Пожалуйста, прости. Она подалась к нему и крепко обняла, скрестив пальцы у него за спиной. Льюис чувствовал, как колотится её сердце. Колумбия. Инга. Куда он её тянет, зачем? Вопросы пчёлами роились в его голове, но ответов у него не было. Он подумал про себя, что так, наверное, чувствуют себя спортсмены-бейсджамперы, стоя перед бездной и собираясь с духом, перед тем, как махнуть в неизвестность. Ветер обдувает лицо, сердце колотится в грудной клетке, готовое из неё выпрыгнуть. Дрожь пробирает колени. Руки трясутся. Всё естество противится этому прыжку. Решиться, преодолеть себя, шагнуть навстречу бездне, манящей и кружащей голову. Довериться потокам воздуха, низвергнувшись с высоты, где не летают даже птицы. Но в отличие от них, этих прыгунов, у него нет парашюта за спиной, готового раскрыться, вытряхивая страх и переживания прочь. Нет опоры. А пропасть смотрит на него, предвкушая очередную свою жертву. В какую авантюру он ввязался? Колумбия – вот его испытание. Его преодоление. Его свободное падение. Он обнял её в ответ. Тишина окутывала их бархатом. Так они и стояли безмолвно, пока на Атланту опускалась тёмно-синяя, на редкость звёздная, ночь.
    2. чёт хохотнул. ну а вообще жиза конечно, сколько я уже слышал про этот менеджер упрёков) хорошее интервью!
    3. Атланта. Раннее утро. Льюис открыл глаза вместе с первыми лучами августовского солнца, высветившими согбенные силуэты сквозь неплотно задёрнутые жалюзи. Он успел испугаться, прежде чем понял, что это такие светильники. В темноте ночи он совсем не обратил на них внимания. С трудом он перевёл взгляд. Разбросанная одежда посреди со вкусом обставленной спальни. Причудливые цветы на широком подоконнике. Сказать, что голова его гудела, было бы явным преуменьшением. Он будто очутился внутри гигантского танкерного гудка, возвещающего о прибытии всех всадников апокалипсиса вместе взятых. И одновременно с этим в его висках будто работали отбойным молотком пара десятков бригад дорожных рабочих. Всего пару секунд ему понадобилось, чтобы понять – утро будет на редкость тяжёлым. Не рискуя понапрасну испытывать судьбу, он откинулся на подушке и как можно медленнее посмотрел вокруг. Только когда взгляд его скользнул вбок по кровати, он начал припоминать события прошлой ночи. Инга спала рядом, вытащив из-под одеяла одну ногу и зарывшись с головой под подушку. У него перед глазами пронёсся калейдоскоп событий прошлого вечера. Закрытая вечеринка в "Лафайетт", их с Ингой бегство, её внезапный "сюрприз". Он вспомнил, как её "Ниссан" разрезал ночь, петляя среди плетущихся по автостраде машин, лихо маневрируя между рядами. Придорожные фонари мелькали по сторонам. Она давила газ в пол, и машина с утробным рёвом уносилась всё дальше в ночь. Несколько раз им чудом удалось избежать столкновения под аккомпанемент яростных сигналов встречных машин и заливистый смех Инги. Её это всё забавляло. Вспомнил он и то, что случилось потом. К давящей боли в висках и похмелью добавилось чувство стыда. Зачем это всё? Думать ему не хотелось, да и состояние не располагало к долгим размышлениям. Льюис решил, что у него ещё будет возможность обдумать последствия этой ночи. Сейчас же ему хотелось только одного – привести себя в чувство. Он нашарил на полу свой телефон и посмотрел на экран. Шесть часов утра. Голова хотела оторваться и закатиться в самый тёмный угол вселенной. Кое-как поднявшись на ноги, он, стараясь не шуметь, проковылял сначала в ванную, где ополоснул лицо и почистил зубы, а затем на кухню. Квартира Инги была обставлена в стиле скандинавского минимализма. Чистые белые линии кухонных шкафчиков. Островок, отделанный декоративным кирпичом. Мраморный пол с белыми же прожилками породы. Какие-то цветы на подоконнике. От обилия света голова его разболелась ещё сильнее. Он сделал себе кофе в массивной хромированной кофемашине, занимавшей большую часть островка, и посмотрел в окно, наслаждаясь терпким ароматом из кружки и борясь со своим состоянием. Льюис ещё не был хорошо знаком с городом, и в утреннем свете не мог представить себе район, в котором находился её дом. Вокруг, насколько доставал взгляд, расположились приземистые жилые дома, все примерно одного типа. Пяти- и шестиэтажные, гладко сложенные постройки с плоскими крышами. На некоторых крышах он заметил ровные прямоугольники бассейнов и аккуратно расставленные декоративные кустарники. Парковка во внутренних двориках преимущественно пустовала. Вечная тишина, нарушаемая лишь пением птиц, усеявших редкие деревья. Сделав несколько глотков, он открыл окно, чтобы впустить в кухню немного свежести. Кофе подействовал на него так, как он и ожидал – молотобойцы вроде бы прекратили вбивать сваи в его черепушку, а мысли стали чуть менее лихорадочными. – Ты давно проснулся? – послышался тихий голос за его спиной. Льюис обернулся. Инга стояла в дверях кухни, кутаясь в одеяло, растрёпанная и смущённая. – Доброе утро, – отводя взгляд поприветствовал её он. – Минут двадцать назад. Как ты? – Хорошо, – ответила она. – Сделаешь мне тоже? – она кивнула на кружку в руках Льюиса. – Я смотрю, ты разобрался уже с этой штуковиной. – Конечно, – он поставил свою кружку на подоконник и сделал ей эспрессо. – Ты не сердишься? – всё так же смущённо спросила она. – Ну, за вчерашнее. – Сержусь? – Льюис удивился. – Нет, нет, что ты. Нисколько. Всё было чудесно, – он потёр виски двумя руками. – Кажется, ты немного перебрал вчера, – заметила она. – Не хотела, чтобы это выглядело так, будто я тобой... воспользовалась. – Эй, ну перестань, – он подошёл к ней и обнял её за плечи. Она уткнулась лицом ему в грудь – Не думай так. – Просто мне в последнее время попадались сплошь козлы, а ты... - она сделала паузу. – Ты – необычный, Льюис. В тебе есть тайна. – О, ну в этом ты права, – подтвердил Льюис. – Если бы я сам знал ещё, что это за тайна. – В каком смысле? – не поняла Инга. "Рассказать ей? Нет, не поймёт. Пока не поймёт. Решит, что я сумасшедший. Потом". – Как-нибудь я тебе объясню, – ответил Льюис. – Но не сейчас. Голова как после цунами. – Блин, – отозвалась Инга. – Который час? Надо привести тебя в чувство и возвращаться в реальную жизнь, – она провела пальцами по его волосам. – Ты помнишь, что я говорила вчера? Это только наше дело, ты и я. И больше никто о нас не должен узнать. Хорошо? – Хорошо, – согласился он. Инга ответила ему кротким поцелуем в щёку и направилась в ванную. – Постарайся тут ничего не разбить, я скоро, – подмигнула она ему и скрылась за матовой дверью душевой кабинки. * * * Лето плавно превратилось в осень. Первые листья спикировали на землю в последнем полёте, устлав дорожки ярко-жёлтыми и оранжевыми коврами. Дни становились короче, а регулярный чемпионат MLS выруливал на свой заключительный отрезок. В двух первых матчах сентября "Атланте" не удалось добиться побед. Впрочем, никто особо не расстраивался – преимущество команды Льюиса Хоупа в первенстве выглядело незыблемо. "Юнайтед" возвышались над всеми, как одинокая скала посреди бушующего океана суеты, что разбивался где-то там внизу, не причиняя какого-то ущерба. Ничьи 1:1 с "Филадельфия Юнион" (гол Линкольна) и 0:0 с "Торонто" если и дали какую-то пищу для размышления, так только о том, что как бы успешен ни был первый сезон Льюиса в "Юнайтед", у него всегда найдётся уйма злопыхателей. Одним из таковых, например, вполне ожидаемо для Инги, стал прежний главный тренер, Херардо Мартино, не преминувший напомнить о себе в интервью World Soccer Magazine. Инга переслала Льюису скан страницы интервью с комментарием "Нет, ну ты посмотри, что он вообще несёт". – Он просто завидует, – заявила Инга, когда Льюис прочитал статью. – Засранец даже десяти матчей не провёл, и при первой же возможности свинтил на хлебное место, а теперь пытается приписать себе твои достижения. Лицемер хренов! – Да брось, Инга, – отозвался Льюис. – Это всего лишь попытка заявить о своей значимости и отвлечь внимание от своей команды. Не более. – Ох, хорошо, если так, – немного остыв, произнесла она. – Но заявлять, что ты выезжаешь на багаже его работы... Ну его к чёрту, вообще. – Да пусть себе говорит, что хочет, – успокоил её Льюис. – Багаж Мартино, а? – они вдвоём рассмеялись. – Посмотрим, как он петь через пара дней, мистер, когда мы играть с его "Нью-Йорк Сити", – вставил Жералдо Делламоре. Но уже после следующей же игры все эти слова были забыты – "Атланта" досрочно выиграла Саппортерс Шилд и завоевала право участвовать в Лиге Чемпионов Конкакаф. Вдвойне иронично это было по той причине, что в этом поворотном матче жертвой "Юнайтед" стала как раз команда Херардо Мартино. 9 сентября 2017 MLS Мерседес-Бенц Стейдиум, Атланта 30 745 зрителей Атланта Юнайтед 4:1 Нью-Йорк Сити Голы: Рамон, Ямиль Асад, Хоселу, Линкольн Начался матч не так уж и радостно – уже на третьей минуте Давид Вилья вывел к воротам вингера гостей Ринга, и тот без труда распечатал Хорвата, пока Босвелл с Маршаллом пешком брели к штрафной. Но "Атланта" взялась за ум очень скоро, не позволив "Сити" развить успех. К исходу первого тайма в воротах Шона Джонсона побывало целых три гола. Серый кардинал линии обороны, арендованный в "Тихуане" Грегори Гарза, ассистировал сначала Рамону, а затем и Асаду, а уже в добавленное время Линкольн проскочил по флангу и выкатил мяч под удар Хоселу. Во второй половине игры "Нью-Йорк" огрызнулся, но в одном случае ворота спас Патерсон, очертя голову бросившийся на спасение пустых ворот, прикрыв своим массивным телом зону, в которую летел мяч, а в другом владения Итана Хорвата спасла перекладина, когда вратарь уже был бессилен что-либо сделать. Наверное, эти две неудачи подряд надломили соперника, и в середине второго тайма Линкольн установил окончательный счёт, обокрав замешкавшегося у своей штрафной Матарриту и без труда пробив в угол ворот. Мистер Мартино, следили бы вы за языком! В оставшихся четырёх играх мощь "Атланты" только крепла, а соперники отлетали, как ошарашенные мухи под хлёсткими ударами мухобойки. Линкольн и Хоселу позволили "Атланте" привезти три очка из Канады (2:0) в матче против "Монреаль Импэкт", а дубль Рамона и гол Асада неделей позже способствовали успеху в матче с несчастными "Гэлакси" (3:1). Лос-анджелессцев не спасло даже удаление Кармоны на 72-й минуте и отсутствие главного демиурга атак, Линкольна, свалившегося с пищевым отравлением накануне. Огонь "Чикаго Файр" был потушен вообще без преград (3:0, Хоселу, Рамон, Линкольн), а последний матч регулярного сезона подарил болельщикам на "Мерседес-Бенц Стейдиум" настоящий праздник: фантастический покер Хоселу, гол Рамона, удаление Диего Мартинеса – такая яркая игра стала самой настоящей вишенкой на торте, завершив блистательный регулярный сезон в потрясающем стиле. "Атланта" расправила плечи, забрав себе уверенное лидерство уже много туров назад и так и не позволив никому приблизиться. Семьдесят семь очков в регулярном чемпионате ("Торонто" отстали на космические 18 пунктов), 86 забитых голов (новый рекорд лиги) и закономерная путёвка прямиком в полуфинал конференции. Туда же отправились и парни из "Торонто", а "Филадельфия", "Орландо Сити", "Нью-Йорк Сити" и "Нью-Ингленд Революшн" будут бороться за выход через тернии уалд-кард. Таблица Восточной конференции На западном побережье гегемония "Сиэттла" была наглейшим образом нарушена сразу двумя возмутителями спокойствия: "Реал Солт-Лэйк" и "Хьюстон Дайнамо" выдали синхроном шикарнейшие финальные серии, отодвинув "Саундерс" чуть ниже в таблице. Вдвоём они и поделили первое-второе места, пройдя напрямую в полуфинал Запада и оставив неплохо шедших весь сезон "Саундерс" доказывать свою состоятельность в розыгрыше уайлд-кард. Конкурентами их в этом нелёгком деле стали "Миннесота Юнайтед", "Даллас" и "Спортинг Канзас-Сити". Таблица Западной конференции Отдельно хотелось бы выделить грандиозный провал самого титулованного клуба лиги, "Лос-Анджелес Гэлакси". Всё, на что их хватило, – 8 побед при 8 ничьих. Ну, теперь хотя бы получат бонус в виде очереди на Супердрафт. Судя по всему, славные времена начала двухтысячных уходят для калифорнийцев всё дальше в прошлое. Также трудно объяснить кошмарный сезон "Портленда" и "Ред Буллс". Первые вообще каких-то пару лет назад брали Кубок MLS, и такая стремительная деградация не поддаётся логике. Вторые в том же 2015-м стали лучшей командой лиги, забрав себе награду Саппортерс Шилд. Дарлингтону Нагбе и Робиньо, похоже, пора задуматься о смене команд, если они хотят чего-то добиться в MLS. Таблица Саппортерс Шилд Командная статистика говорит сама за себя – практически по всем ключевым показателям равных "Атланте" не было. Что же касается статистики индивидуальной, то тут всё немного разнообразнее. Лучшим бомбардиром регулярки с 20 голами стал Рамон. Кей Камара настрелял столько же, но ему понадобилось для этого больше игр, третье же место в гонке бомбардиров отошло к Себу Джовинко (18). Арендованный талант Линкольн получил звание лучшего подносчика снарядов регулярного чемпионата. Его 11 голевых передач никто не смог превзойти, а по гол+пас у него и вовсе солиднейшие 27 баллов. Неудивительно, что он же и лидирует по средней оценке за сезон (7,81). Позади него остались Вильяльба (7,51), Джовинко (7,43) и Киган Розенберри (7,38). Чаще других в створ попадал Кайл Ларин из "Орландо Сити" (65%). Среди вратарей особо отличились Артур Блэйк из "Филли" (22 пропущенных) и Сэмми Н'Джок из "Чикаго" (14 сухих игр). Впереди остаётся теперь лишь самый главный отрезок дистанции, плей-офф, в котором у каждой из команд есть шанс на завоевание заветного трофея. И никакие заслуги на протяжении длительного регулярного сезона здесь не играют совершенно никакой роли. История полна примерами, когда команда, безукоризненно прошедшая регулярку, оказывается за бортом в первом же раунде, и наоборот, протиснувшиеся через горнило уалд-кард, с трудом добывшие место под солнцем команды раскрываются в раундах на вылет под совершенно новым углом. Нужно лишь пройти его с честью, показывая тот футбол, который умеешь. Льюис не знал, что ждёт "Атланту" на пути, как не знал и того, кто попадётся ей в полуфинале конференции. У него были лишь надежда и хорошее предчувствие. Оставалось лишь воплотить в жизнь все идеи. * * * Мехико-сити, Калле Венустиано Карранса. Середина октября. Она сидела напротив своего ноутбука, бессмысленно пялясь в мерцающий в темноте комнаты монитор, раз за разом прокручивая в голове события последних месяцев и маршруты своих поездок. Мехико - Портленд - Сан-Франциско-Де-Кампече. Мысли её беспорядочно метались от письма того детектива, последнего, что она получила, перед тем, как узнать о его горькой судьбе к словам Дека Гордона, что она услышала в Сан-Франциско-Де-Кампече. "Тьма наступает на пятки". Старый ублюдок наверняка знал, о чём говорил. Кто-то шёл по её с Аланом следам. Алан. Чёрт возьми. Годы изоляции научили её с недоверием относиться к любым незнакомцам, встречавшимся на её пути, но тут был иной случай. Тот старикашка расследовал события далёкого прошлого, раскапывал самые дебри мрачных страниц истории. Её истории, в том числе. И участь, постигшая его, напомнила ей о тех днях, когда она была совсем маленькой девчонкой, затерянной среди сотен таких же во мраке колумбийских джунглей. Она понятия не имела, как Алан Брюстер вышел на её след. Ведь она так тщательно замела следы. Предусмотрела каждый свой шаг... Ха, должно быть, она была слишком самоуверенной. Вспоминать прошлое ей было тягостно, но вместе с тем пришло чувство облегчения. Она была не одна. Хоть какое-то время. То первое письмо, что она обнаружила в своём ящике почти год назад, выбило её из колеи почти на две недели, в течение которых она обдумывала ответ и вообще решала, не шутка ли это, и стоит ли на него отвечать. Бывали дни, когда она хотела просто скомкать его и сжечь. Бывали и другие, когда она снова и снова перечитывала его, с трудом веря написанным там словам. "Сеньора Химена Нуэво, вы меня не знаете, но у меня есть основания считать, что вы сможете помочь мне в расследовании одного запутанного дела, что я сейчас веду. Меня зовут Алан Брюстер, я простой частный детектив из Огасты, штат Мэн, США", – начиналось письмо. Стоило ей только вспомнить о нём, как по щеке сползла предательница-слеза. Надо взять себя в руки. Она должна быть сильной. Зря она, что ли, столько готовилась? Зря проходила все круги ада подготовки в Лос-Сетас? "Но прежде всего, позвольте мне немного рассказать о причинах, побудивших меня написать вам. Некоторое время назад мой клиент обратился ко мне с неочевидными на первый взгляд видениями, что посещали его после пережитой аварии. Путём тщательного, я бы даже сказал, скрупулёзного сопоставления данных, я обнаружил, что некоторые персонажи из его видений существовали или существуют в действительности. Прежде всего, меня зацепило имя некоего доктора по имени Освальд Полдридж". На этом моменте Химена почувствовала, что земля уходит у неё из-под ног. Её прошиб пот, но она продолжила читать. Про Полдриджа она слышала. Там, в полузабытом детстве, которого её лишили. "Я принялся раскапывать в этом направлении, и выяснил, что он имел отношение к различным научным экспедициям в разные уголки земного шара. Что характерно, во многих из этих мест впоследствии вспыхивал огонь народного гнева, и его группа незамедлительно срывалась в поисках новой локации. Эти разрозненные данные навели меня на мысль, что цели его могли быть, скажем так, не совсем научными. Скажу прямо, Химена, полагаю, вы уже и сами догадались – я считаю, что он или его люди похищали коренных жителей тех мест, где были назначены его экспедиции, для каких-то страшных целей. Но вот, что меня смутило. Проект "Понтуаз", дорогая Химена. Я выяснил, что в рамках этого проекта группа Полдриджа побывала в нескольких местах на юге Колумбии. Эль Реторно, Лос Миранас и Амакаяку. В первые два я ещё только намереваюсь съездить лично, но насчёт последнего... Я выяснил, что там в начале 90-х годов была закрыта нелегальная плантация по добыче золота на реке Какета. Сведений у меня были крохи, но среди газет того времени я наткнулся на упоминание того, что в ходе освободительного рейда в небольшом посёлке среди джунглей были найдены несколько десятков измождённых детей, большинство из которых принадлежали к разнообразным малым народностям, причём, далеко не все из этих народностей обитали в тех местах. Меня это поразило, но в то же время, и осенило. Эта находка как нельзя кстати корректировала с моими умозаключениями о целях миссий Полдриджа в других регионах. Не буду вдаваться в детали моих поисков, но они вывели меня на несколько детских приютов, куда были переправлены найденные тогда дети. Директриса одного из них, под названием "Эль Пиньята", после долгих уговоров предоставила мне список детей, поступивших к ним в мае 1994-го года. Я прошерстил все справочники, обзвонил все социальные службы, убил уйму времени. Я написал нескольким адресатам, помимо вас, Химена, но в некоторых случаях мне ещё не ответили, а четыре письма вернулось обратно. Не уверен, что моё письмо попадёт в нужные руки, но я чувствую, что нить моего расследования всё туже запутывается на моей шее. Пожалуйста, если вы правда знаете что-то о тех событиях, напишите мне по указанному электронному адресу. С надеждой, Алан Брюстер." Даже сейчас, год спустя, Химену трясло как тогда, в тот самый день. Она, прекрасно обученная машина для устранения проблем, не предусмотрела элементарного. И всё же, как ему удалось? Наверное, это подкупило её. Профессиональное чутьё. С семнадцати лет она выполняла для Лос-Сетас, одной из самых жестоких банд страны, всю черновую работу. Её научили расправляться с врагами тихо, бесшумно, а после того, как всё сделано, так же растворяться, не оставляя ни малейших следов. "Призраки". Так их называли. Уже более двадцати лет, с того момента, как ей удалось вырваться из грязи бараков и вечной намывки золота, она жила с мечтами о мести, но единственного, чего у неё не было – ключей. И тут вдруг этот старикашка-детектив сам приносит ей на блюдечке с золотой каёмкой карту-джокер. Её первым инстинктом было поехать в Огасту и выбить у него всё, что ему известно о ней, о её прошлом, о проекте "Понтуаз". Но поостыв, она поняла, что это знак. День, который она ждала всю жизнь, стал немного ближе. Поэтому она ответила ему. И в последующие недели их переписки картина её дополнилась новыми деталями, что он поведал ей. Деталь за деталью, штрих за штрихом. Проект за проектом. И она ужасалась масштабам, описываемым Аланом. Химена щёлкнула по тачпаду, открыв последнее письмо Алана, в сотый раз перечитала его. "Дорогая Химена, я думаю, настало время вам лично встретиться с моим клиентом и рассказать ему то, что вам известно. Но пожалуйста, поторопитесь. У нас с вами есть могущественные враги. Не так давно на меня было совершено нападение, и я не знаю, как долго мне удастся скрываться. Приезжайте в Портленд, штат Мэн. Харриет стрит, 235. Но поторопитесь, медлить нельзя ни дня". И она приехала. Только, чтобы узнать, что её опередили. Они добрались до Алана Брюстера раньше. Если бы она успела, если бы она только была рядом... От воспоминания о его распростёртом на столе теле к горлу подступил ком. Она достала сигарету из пачки и быстро прикурила. Ей надо найти его. Его клиента. Того загадочного человека из писем Алана Брюстера. Но прежде ей нужно было сделать одно дело. Она готовилась к этому долгие годы. Оставалось лишь наведаться в гости к этому ублюдку Гордону. Тут ей как нельзя кстати и пригодилось знакомство с Лос-Сетас. Нельзя просто так прийти к Хосе Арройо, лидеру банды, и попросить об услуге. Сначала ты должен доказать свою состоятельность. Пройти проверку. Химене понадобилось для этого десять лет. Десять лет в тени. Десять лет пути по острию. Десять лет крови. Десять лет она была "призраком". И вот, она решилась. По её просьбе они за какие-то четыре недели отыскали в бесчисленном людском море старину Дека Гордона. Привилегия, которую она заслужила за годы службы. Если нужно было найти кого-то в Мексике, этим ребятам не было равных. А то, что он в Мексике, она знала. Не точно, но знала. Смутным воспоминанием из детства возник образ "папочки", рассказывающего "детям", что если они будут хорошо себя вести, он возьмёт их в поход в Парк Селестун. "Мы разобьём лагерь в лесу, а затем пойдём купаться в море. Вам же нравится море? Огромная толща воды, славное солнце и брызги. Красота!". И этот вот Селестун и стал её путеводной звездой в поисках Дека Гордона. Сигарета давно истлела, оставив после себя горку пепла на столе у ноутбука, а Химена была в тупике. Кого ей искать? Где? Она опоздала там, в Мэне. Новой волной накрыли воспоминания. Она, чумазая трёхлетка, бежит прочь по коридору с кафельными стенами, а её хватают цепкие руки в защитных комбинезонах. Хватают и тащат обратно. "Хватит упрямиться, чертовка, всё равно твоя грязная кровь погоды не сделает". Её тащат на операционный стол мимо десятка таких же. Свет ламп ослепляет её, одинаковые столы выставлены в ряд. На некоторых спят дети, им всем на вид от четырёх до пятнадцати. С ужасом она понимает, что их животы не вздымаются в такт дыханию, а накрывающие их простыни пропитались красным. Она кричит. И видит его. "Папочку". "Вы что, охренели, идиоты? – вопит он кому-то прямо в лицо. – Она не из этих! Её к JL-13 и прочим! Циммер, ну ты-то куда смотришь?!". Он подходит к ней, заплаканной, успокаивает. "Не беспокойся, XM-N1, они не причинят тебе вреда". XM-N1. Её имя. Её шифр. Хименой она станет намного позже, в том приюте, куда её направили после чудесного спасения из джунглей. Станет, сложив буквы из своего шифра. Химена Нуэво. Новая. Ей так понравилась эта ассоциация, что она сделала её своей фамилией. Как и многие детдомовские, она была "просто Хименой". В документах, конечно, была какая-то фамилия, но Нуэво отражала её мироощущение намного лучше. Она поклялась себе в семь лет, что больше никто не посмеет поднять на неё плеть. Оторвавшись от воспоминаний, она прикурила ещё одну сигарету, попутно вытирая невесть откуда выступившие слёзы. Ей четыре, и тот самый Циммер, на которого кричал "папочка", бьёт их плетью за вялую работу по намывке золота. "Ну, вы, ублюдки, давайте тщательнее, а не то пущу вас на фарш!". На этот раз её некому защитить, и плеть раз за разом обрушивается на неё, рассекая кожу на спине, превращая её в лохмотья. Даже спустя четверть века рубцы напоминали ей об этом человеке. Нет, не человеке. Такое обозначение для него – слишком большая честь. Об этой сволочи. Она доберётся до него, как добралась до Гордона. Тогда она не понимала, не знала, что всё это – его рук дело. Тогда он был просто "папой", заботливым и добрым. Если бы она только знала! И ещё этот Полдридж, который, как уверял её Алан Брюстер, был инициатором всего того кошмара. Но странно то, что его она никогда не видела. Он никогда не появлялся ни в лаборатории, ни в бараках, где они жили, или выживали, в грязи. Только шёпотом некоторые врачи в защитных комбинезонах сообщали друг другу: "Этого – к Полдриджу". Но она разберётся. Она должна найти их всех, чего бы ей это не стоило. Но сначала – того клиента Алана. Первым делом – его. Она докурила и, потушив окурок в переполненную пепельницу, резко закрыла крышку ноутбука.
    4. с серыми игроками можно заключать контракты, так что отмазка такая себе
    5. >Город действительно очень красивый, да еще и расположен у озера Комо (креативность у итальянцев зашкаливает). >И последнее. Если история про Августо Димаса была возвращением, то это тогда - "Возвращение - 2" >¯\_(ツ)_/¯
    6. Шрифт нормальный, интервью отличнейшее!
    7. Вот, сначала Дэн, теперь ты с этим Кингом) Надо будет что ли приличия ради почитать, что ли, а то я осилил только общепризнанную классику, ну типа "Кэрри", "Куджо", "Кладбище домашних животных" и т.д.. И мне он очень тяжело заходит из-за "сухости" языка (ну или может мне такие переводы попадались?).
    8. Карраско – машина! Ну если уж ты в этом сезоне не получишь повышение, то я даже и не знаю)
    9. Сан-Франциско-Де-Кампече, Мексика. Конец июля. Длинные тени, протянувшиеся через всю комнату, ознаменовали наступление вечера. Зной немного спал. Хорхе сидел перед телевизором, бездумно щёлкая каналы: новости, мир дикой природы, какой-то бесполезный телемагазин. Вот уже много лет будни его протекали неизменно. До того тревожного дня несколькими неделями ранее, когда телефон его пиликнул коротким сообщением. Со всей этой новомодной техникой он был не в ладах. А тут вдруг – сообщение. Ему-то и не звонил никто уже лет десять, не говоря уже о том, чтобы просто написать. Но старый уговор был в силе. Никто не должен знать. Хорхе глубоко вздохнул, будто что-то припомнив, и переключил очередной канал, на котором показывали какой-то ретро-боевик с Сильвестром Сталлоне в главной роли. "Никто не должен знать". И вдруг – оно, словно вынырнувшее из пучин прошлого. "Протокол Д. Санкционировать?". Он помнил значения всех этих протоколов, будто вчера, и, хотя память уже начинала его подводить в мелочах, старый уговор исключал двойственность решения. "Протокол А" – токсичный выплеск. "Протокол Ф" – нарушение целостности оболочки симуляции. "Протокол М" – экстренный случай при тестировании. Но насчёт протокола Д указания были туманными, да и кому, в самом деле, приходилось исполнять его? Этих людей Хорхе никогда не видел в лицо, никогда не знал об их существовании, даже при его статусе. За всё время ему приходилось давать ход его выполнению раза три-четыре. Протокол Д означал, что кто-то запросил доступ в закрытые архивы Института, печати на которых не снимались уже долгие годы. И теперь этот "кто-то" наверняка сполна заплатит за своё любопытство. Система работала без сбоев. Силясь разобрать буквы на кнопках телефона, он, наконец, ответил "Да". Что будет потом, его не волнует. Это уже не его дело. У нового поколения новые заботы, а он добровольно ушёл на обочину истории тогда, тридцать с лишним лет назад. Хорхе потянулся за стаканом хереса и пригубил большой глоток. Только он и был его спутником последние несколько лет. Сколько времени прошло уже с того сообщения? Несколько месяцев? Год? Чью жизнь оборвал его короткий ответ? Он размышлял об этом долгими липкими вечерами, когда жара спадала, отрезвляя рассудок и возвращая возможность спокойно мыслить. За последние годы он вообще много чего переосмыслил. Кроме одного – всё, что он делал, имело некий сакральный смысл. Должно было иметь. В его лачугу на окраине редко кто захаживал. Только коммунальщики, желающие узнать, отчего это он задолжал за воду и электричество. Но и они были редкими гостями. Оставался только херес. Хорхе переключил канал. Футбол. Он никогда его особо не любил, предпочитая этой бессмысленной игре бейсбол. Великий бейсбол. "Бостон Ред Сокс", эпоха Теда Уильямса. То были великие дни. А это – забава для девчонок. Странно, будто это было в какой-то далёкой, прошлой жизни. Он вспомнил, как ходил с отцом на "Фенуэй Парк", ещё до того, как тот стал выпивать, от чего ему доставалось на орехи всё чаще и чаще. Наверное, это и стало тем фактором, из-за которого он решил стать военным. Но тогда ещё всё было иначе. Расправляющая после Великой депрессии крылья страна, светлая надежда на будущее. И неизменные "Ред Сокс". Хорхе воскресил в памяти легендарный хоум-ран Теда Уильямса в концовке сезона 1960-го года. Другая жизнь. Но сейчас, что с ним стало сейчас? В отражении стакана он увидел своё сморщенное лицо в обрамлении всклокоченных седых волос и скривился. Разбитый фрегат на обломках истории. Как патетично, но иначе и не скажешь. Хорхе решил задержаться немного на матче, что показывали по телевизору. Бог весть каким образом, но передавали Матч Всех Звёзд MLS. Хорхе выключил звук, чтобы не слышать горлопанистых мексиканских комментаторов, и несколько минут наблюдал за тем, как команды катают мяч, перепасовываясь в центральном круге. Скукота. Но тут вдруг кадр сменился, и он чуть не уронил стакан с хересом на ковёр от неожиданности. Стрела памяти поразила самое его естество. "Быть этого не может", – лихорадочно подумал он. Это лицо. Он слишком хорошо его помнил. И теперь... Оно не изменилось. Он не мог понять, разум отказывался верить в то, что это правда. В то, что им удалось. И тут он услышал скрип двери за спиной. Тихий женский голос произнёс: – Привет, Гордон. Или как тебя теперь лучше называть, Хорхе Робредо? Гордон. Он не слышал своего настоящего имени три десятка лет, после того случая, перечеркнувшего всю их работу. Невозможно. Слишком много совпадений за столь короткое время. Дек Гордон. Он уже и забыл про это имя. Он стал Хорхе, обычным пенсионером Хорхе в мексиканской глуши, но теперь прошлое снежным комом обрушивалось на него, подминая под собой всё, превращаясь в несущуюся со скоростью двести километров в час лавину. – К-кто ты? – борясь с внезапной сухостью во рту спросил он. – Что ты здесь делаешь? – Я думала, ты меня вспомнишь, – девушка казалась немного расстроенной. Она обошла его так, чтобы он смог её разглядеть. По телевизору снова показали лицо. То самое лицо. Хорхе не мог поверить своим глазам. Дрожь мелкими иголками пробежала по его спине. Он перевёл взгляд на непрошеную гостью. Девушка была высокой. Одета она была в тёмную куртку, такие же тёмные штаны и бейсболку. На лицо был накинут платок, оставлявший лишь прорези для глаз. – Что ж, я напомню. "Проект Понтуаз", Колумбия. Ничего не говорит? Конечно, он помнил. Тот проект, начало конца. Где они перешли грань дозволенного? Проект "Понтуаз"... Но неужели кто-то смог... Неужели эта девушка имела отношение к тому, чем они тогда занимались? – Я уже слишком стар, – произнёс он тихим голосом. – Напомни мне, золотце. – Сейчас напомню, – она подошла и вдруг крепко приложила его тыльной стороной ладони по лицу. – Вспоминается? Что ж, тем лучше, – продолжила девушка. – Ты хоть представляешь, сукин сын, через что мне, да и всем остальным, пришлось пройти? Какой ад ты со своими ублюдками там устроил для нас всех? Мы были детьми! – Необычными детьми, – поправил он её. Взгляд его на секунду прояснился, как тогда, много лет назад, будто он был и сейчас уверен в своей правоте. – Вы все были очень необычными. И вы все нуждались в... защите. – Защите?! – девушка истерически расхохоталась. – И это, по-твоему, защита? Мы были особенными только по тому, к какому племени принадлежали. Ты сделал из всех детей в Амакаяку подопытных кроликов, сволочь! – Так было нужно, – без тени сомнения продолжил он. – Для науки. Но тебе сложно это понять. – Я долго тебя искала, очень долго, – чуть успокоившись, заговорила она вновь. – Но вот уж, кого я не ожидала найти, так это дряхлого старика. Пришло время платить, Дек Гордон. – Что ж, мне жаль, что расстроил тебя. Но прежде, скажи мне, есть ли остальные? – Чтобы ты или твои шавки избавились от них, как от всех остальных niños dorados? Как от того несчастного детектива в Огасте? – она всё распалялась. Так вот, кому он подписал смертный приговор. Хорхе-Гордон продолжал смотреть на девушку, не произнося ни слова. Наконец, она поправила волосы и произнесла. – Благодаря твоим испытаниям, нет. Я думаю, ты знаешь, зачем я здесь. – Нет, – улыбнулся Хорхе. – Вернее, догадываюсь. Но позволь мне утолить жажду любопытства. Ты нашла его? Ты должна его помнить, – тень улыбки снова пробежала по его лицу. – Нет. Но я найду. Я слишком долго этого ждала. И лишь немного опоздала со встречей с тем детективом. – Детективом... Боюсь, что дело тут не только в нём. Некоторые старые тайны лучше не тревожить. Что ж, милая моя. Удачи, – Хорхе снова уставился ей прямо в глаза. – Делай, что должна. Полагаю, мне уже всё равно. Но помни, есть люди, желающие упокоить нашу тайну гораздо сильнее, чем я, – он произнёс слово "нашу" с каким-то особым, маниакальным трепетом. – Так что, девочка моя, поторопись. Тьма наступает на пятки. – Я уже не та маленькая испуганная девчонка среди десятков таких же, которых вы держали в том гнилом сыром загоне, как какой-то скот. "Золотые дети" в хлеву, как стадо свиней, – она горько усмехнулась. – Я хорошо готовилась к этой встрече. – Что ж, золотце, – он налил ещё хереса. – Приступай, раз должна. Она опустила платок, достала пачку сигарет и закурила. В полумраке комнаты Дек Гордон отметил её грацию и своеобразную красоту. Да, она была из индейцев. Определённо. Он не мог понять, из какого именно племени, но в те годы они постоянно имели с ними дело, и дети разных племён перемешивались, становясь для них объектом пристального изучения. Ждал ли он, что когда-нибудь кто-то из них пожалует к нему? Вряд ли. Хотя нет. Подсознательно он был готов к такому повороту. Когда программу свернули, им удалось вывезти часть "материала" в колумбийскую глушь. Они хотели повторить эксперимент, но что-то пошло не так... Что стало с теми детьми? Его детьми. Девушка докурила и достала из чехла на ремне тонкое лезвие. Провела им по ткани штанов. Один раз, другой, будто подготавливая его. Или готовясь. "Прощай, папочка", – тихо произнесла она, после чего быстро подошла к нему и двумя короткими движениями пробила ему трахею и сонную артерию. Хватая ртом воздух, захлёбываясь, он схватился за горло, пытаясь остановить поток алой жидкости. В предсмертной агонии он ещё раз бросил взгляд на неё. Но девушка уже снова надела платок и, не оборачиваясь, вышла в сумерки. По телевизору всё так же шла трансляция, но никто в гостиной больше не видел того лица, что так живо вернуло Дека Гордона во времена его молодости. В комнате было тихо и спокойно, и только херес, мешаясь с кровью, разливался по полу забытой хижины на окраине Сан-Франциско-Де-Кампече. * * * Полутора месяцами ранее. Атланта, Джорджия. Лето стартовало с места в карьер адской жарой, от которой над асфальтом поднималось расплывчатое марево, ломались сплит-системы, а рубашки прохожих пропитывались потом в считанные секунды. "Город в лесу" определённо не справлялся с натиском солнца, и уже из нескольких окружных городков поступали тревожные вести о начинающихся лесных пожарах. Но в офисе "Атланты" гудел муравейник. Пока все клубы лиги возились, пытаясь как-то доукомплектоваться перед второй половиной сезона, Льюису, Боканегре и скаутской службе (а без них это было бы решительно невозможно) удалось провернуть очень важную, а главное, очень нужную сделку. В Атланту переехал солидный правый защитник из шотландского "Хартс" Каллум Патерсон. Вдвойне приятен этот трансфер был тем, что Каллума удалось заполучить, вообще ничего не потратив, – шотландец перешёл в "Юнайтед" сразу по окончании контракта с прежним клубом. За его плечами 146 матчей в тёмно-бордовой футболке, в которых он сумел отметиться 29 голами. Очень внушительная цифра для игрока обороны. Но с его приобретением остро стал вопрос с зарплатной ведомостью. Поскольку Патерсон пришёл на основной контракт, кого-то нужно было отстегнуть от состава, отправив на трансфер отказников. Выбор штаба пал на трёх игроков: Кенуайна Джонса, Кевина Кратца и Кристиана Ролдана. Никто из них не проходил в состав, а зарплата их отъедала изрядную долю разрешённого минимума, так что с их уходом как раз освободилось место для заявки новичка. И кроме того, как ни пытался Льюис сотоварищи убедить Роналдиньо подождать с завершением карьеры, как ни приводил в пример тот фурор, что произвёл его приезд в расположение команды, всё было напрасно. Проект, изначально задумывавшийся как этакое звёздное камео, им и остался. Роналдиньо принял твёрдое решение. Так что матч на "Компасе" в Хьюстоне должен был стать его лебединой песней. 3 июня 2017 MLS Компас Стейдиум, Хьюстон 18 295 зрителей Хьюстон Дайнамо 3:3 Атланта Юнайтед Голы: Рамон, Эктор Вильяльба (2) Матч в Техасе можно было назвать как-нибудь в стиле "Хьюстон, у нас проблемы". При этом проблемы возникли у обеих команд, но как в любой хорошо разыгранной драме, хлынули они не все сразу, а порциями. Начало выдалось очень лихим – уже к 20-й минуте хозяева горели 0:2, и их болельщики взвыли в бессильном гневе. "Атланта" же всё нагнетала и нагнетала, и вот уже от хьюстонской ракеты отваливается третья ступень – это Вильяльба оформляет дубль к излёту первого тайма, практически уничтожив все шансы хозяев на успех. Но чёрта с два! Тут же практически шекспировские страсти. Во втором тайме всё стало с ног на голову. На 52-й минуте медлительный центр зашиты прозевал прорыв Эрика Торреса, и тот один гол отыграл, но это было только начало. Трудно объяснить, что случилось с командой между 71-й и 75-й минутами. То ли это был краткий летаргический сон, то ли жара в 34 градуса разморила игроков, да вот только сначала Ромелл Киото сократил отставание до минимума, и тут же Эрик Александер и вовсе восстановил статус-кво. "Атланта" могла и вовсе отлететь, если бы не героический прыжок веры в исполнении Криса МакКанна, блистательно вытащившего летевший уже в пустые ворота мяч. Сил переломить такую волю "Хьюстона" у игроков Льюиса уже не оставалось. Так матч и закончился. Роналдиньо проводили с почестями. Бразилец явно хромал на одну ногу – последствия одного из столкновений, но всё-таки подошёл к немногочисленным болельщикам, приехавшим в Хьюстон, не отказав им в удовольствии пофотографироваться с собой. Автограф-сессия растянулась на добрые полчаса. Щёлкали вспышки фотокамер, довольные лица светились счастьем, в ход шли блокноты, фотографии, элементы одежды – всё, на чём можно было оставить автограф. Уходила легенда, и этот момент прощания три сотни болельщиков "Юнайтед" старались оттянуть как можно дольше. Но вечно это продолжаться не могло. Стих шум толпы, прекратились вспышки, вечер разгорался огнями над Мексиканским заливом. И он ушёл. С улыбкой на лице, как обычно. С той самой улыбкой, что не покидала его на протяжении всей карьеры. Как потом напишет кто-то из местной газеты: "Одной звездой над небом Атланты стало меньше". И это было чистейшей правдой. * * * С уходом Роналдиньо "Атланта", может, и потеряла тот кратковременный шарм, окутывавший её игру в те минуты, что он был на поле, но результаты от этого хуже не стали, к удовольствию Льюиса. Да, случился небольшой прокол в Канзасе с поражением 0:1 в кубке от местного "Спортинг Канзас-Сити", но в целом дальнейшие матчи складывались на редкость убедительно. С коллегами-новичками из "Лос-Анджелес ФК" справиться помогли их собственные игроки: два гола в свои ворота от Дани Алвеса, приехавшего доигрывать в США, и Брайана Кэрролла, плюс ещё один от арендованного Линкольна – уверенная победа 3:1. "Даллас" же разнесли совсем безапелляционно. Дубли Джонсона и Рамона, снова гол от Линкольна, и 5:2 как итог этой перестрелки. В матче с "ДиСи Юнайтед" забивали те же самые лица, только на этот раз число их распределилось по-другому: дублем ограничился Линкольн, а Джонсон и Рамон добавили по одному (4:0). "Ванкувер" же и "Нью-Ингленд" разделали вообще без каких-либо протестов с их стороны, после чего несколько сбавили обороты, сыграв вничью с "Чикаго" (1:1) и "Орландо" (0:0). Вокруг же все эти недели продолжали кипеть новости. Как и ожидалось многими аналитиками, и Льюис сам нередко в последние недели слышал об этом, Чемпионат Мира перенесли из Катара. "Слишком жарко!", "При такой температуре играть невозможно!", – сокрушались журналисты и тренеры по всему миру. Должно быть, в ФИФА решили "А что, пожалуй, действительно очень жарко у вас там в Катаре" и перенесли Кубок Мира в... Мексику. "Ну, там конечно намного прохладнее, да", – прокомментировала это решение Инга, обмахиваясь цветастым китайским веером. В офисе Льюиса уже третий день как сломался кондиционер, и находиться там было практически невозможно. Обновился и рейтинг самых богатых клубов мира от Deloitte. Его снова возглавил "Манчестер Юнайтед" с нереальной стоимостью в €1,41 миллиард. Совсем немного от них отстал "Реал Мадрид (€1,38 млрд). "Челси", "Барселона" и "Манчестер Сити" замкнули топ-5. "Атланта" же расположилась на 76-й строчке с €153М, аккурат между "Чикаго" и "Фиорентиной". Сразу две отличные новости пришли в середине июля, и касались они, как ни странно, трансферов. Первым делом, поиски голкипера на смену довольно много ошибающемуся Ирвину увенчались неожиданным успехом – в Бельгии был найден прекрасный вратарь, к тому же американец, Эрик Хорват. "Брюгге" получил за этот трансфер €10М плюс полтора бонусами, а ещё 1% этой суммы оказался на счетах норвежского "Мёльде", в котором прошло становление Эрика в период с 2013-го по 2016-й годы. В Бельгии он выступал с переменным успехом, пропустив в единственном сезоне за "чёрно-синих" 22 гола в 17 играх, но он ещё очень молод, и несомненно, впереди у него много времени, чтобы зарекомендовать себя. К двадцати двум годам же он успел провести 8 игр за молодёжную сборную США и дебютировал за главную команду страны. Отличный трансфер, в момент ставший рекордным – больше "Юнайтед" ещё ни за кого не платил. Другим же новичком команды стал испанец Хоселу, присоединившийся, как и Патерсон, бесплатно. Удивительно, как менеджмент "Луго" из Сегунды проморгал такого игрока, вовремя не предложив ему продление контракта. Воспитанник "Вильярреала", большую часть карьеры он скитался по клубам второго испанского дивизиона, проведя за основу всего 11 игр. "Вильярреал С, "Вильярреал Б", "Кордова", "Рекреативо", "Мальорка" и, наконец, "Луго", за который он выступал последние пару сезонов. Выступал, впрочем, успешно: 55 игр, 21 гол. Так что 26 лет – прекрасный возраст, чтобы попытаться перезапустить карьеру. Как и в случае с Патерсоном, с Хоселу был подписан основной контракт, а значит, снова появилась необходимость разгружать ведомость. Ушёл Диллон Серна, поскольку его зарплата была даже выше, чем у новичка, а уровень – ощутимо пониже. Так что Льюис решил, что Хоселу будет действовать именно слева, там, где до того играл Серна. Главной же бомбой стала новость, пришедшая из расположения лиги. Случилось это перед матчем с "Чикаго". Самый разгар июля, мозги кипят, и тут вдруг – такое. "Льюис, Льюис, ты сейчас охренеешь", – с порога заявила Инга как-то утром. Он ещё не успел толком проснуться, кофе не шёл по такой духоте, а она выглядела одновременно жизнерадостной и взволнованной, словно выиграла в лотерею большой куш. – Что-то случилось? – сонно выдохнул он, жалея, что сидит в этом чёртовом офисе, а не где-нибудь у бассейна с бокалом холодненького. Так, нужно отогнать эти мысли. Но не вышло. Метафизический бассейн манил его, а глаза слипались, отказываясь просыпаться вместе со всем организмом. – Случилось? Случилось, конечно! Смотри! – она положила на стол листок с эмблемой MLS. – "Льюис Хоуп был выбран на должность тренера Матча Всех Звёзд MLS", – прочитала она вслух. – И как тебе такое? – Матч всех звёзд? Боже, и когда он? – он судорожно принялся прикидывать в уме даты ближайших матчей. – Да какая разница? - всплеснула она руками. – Ты понимаешь, что это, мать его, признание! – Я пока не совсем улавливаю... – Аааргх. Короче. Раз в год лига проводит один выставочный матч. Как правило, с какой-нибудь сильной зарубежной командой. Ну, раньше были традиционные противостояния Востока и Запада, но это было мало кому интересно, так что там решили, что будет одна сборная из лучших игроков лиги. И одна сильная зарубежная команда. – И кто в этом году? – спросил Льюис. – Вообще, "Ньюкасл Юнайтед". Но это фигня. Главное, что тебя выбрали! Это огромная честь, Льюис. – Что ж, тогда надо будет выкраивать время, чтобы ещё и этой командой руководить, – всё так же сонно произнёс он. – Да там одна игра. В Вашингтоне. Кстати, из наших вызвали Рамона. И это тоже очень круто. – Вашингтон? – Ага, круто, правда? Илз тоже в восторге. Ещё бы! Такой бонус для клуба. Так что, можешь начинать собирать вещи. * * * 26 июля 2017 Матч всех звёзд MLS ДиСиЮ Трэйнинг Комплекс, Вашингтон 22 000 зрителей Все Звёзды MLS 0:2 Ньюкасл Юнайтед Голы: Джонджо Шелви (п), Шансель Мбемба Поездку в столицу Льюис хотел бы забыть. Самое бесполезное времяпрепровождение на его памяти. И дело вовсе не в том, что Матч Всех Звёзд MLS завершился победой англичан со счётом 2:0, а в том, что больше ничего про эту игру сказать было нечего. Шелви и Мбемба забили по голу в каждом тайме, оставив команду лучших игроков лиги с носом. А в самой же ней зрела сенсация. На Востоке "Атланта" начисто прибрала всё к своим рукам, имея в запасе 3 игры и шестиочковое преимущество перед идущими вторыми "Филадельфией Юнион". В зоне плей-офф расположились "Торонто", "Орландо Сити", "Нью-Йорк Сити" и "Монреаль Импэкт", но там ещё не всё ясно. На этом фоне очень впечатляюще выглядит рывок "Нью-Ингленд", которые при должных удаче и сноровке вполне ещё могут запрыгнуть на ступеньку, гарантирующую участие в Уайлд Кард. По регламенту, туда отправятся команды, занявшие места с третьего по шестое, где разыграют между собой путёвки в полуфинал конференций в одноматчевом противостоянии на поле команды, расположившейся выше в регулярном первенстве. Таблица Восточной конференции На Западе же по-прежнему в лидерах "Саундерс". На четыре очка от них отстают "Дайнамо", чуть позади и "Реал Солт-Лэйк" с "Далласом". "Миннесота" и "Ванкувер" замыкают шествие кандидатов на плей-офф. Таблица Западной конференции Вообще клубы Восточной конференции просто разрывают этот сезон. Достаточно посмотреть в таблицу Саппортерс Шилд, где три первых места как раз за клубами этой конференции. И, скорее всего, никто уже не сумеет подвинуть "Атланту" с пьедестала, а это значит, что с очень высокой долью вероятности в следующем сезоне в столицу Джорджии пожалуют лучшие клубы Северной и Центральной Америки, чтобы проверить её на прочность в рамках Лиги Чемпионов. Что касается командных достижений, то "Юнайтед" в лидерах по количеству голов (61), точности попаданий в створ (49%), владению (58%) и точности паса (82%). Меньше всех пропускает "Монреаль", в отборе же нет равных игрокам "Торонто". В списке бомбардиров лидирует пока Себастьян Джовинко (18 голов). На два позади Мигель Мурильо, на три – Кей Камара. Лучший из "Юнайтед" – Рамон с 13 голами. Остальная статистика – по ссылке. * * * Атланта, Мерседес-Бенц Стейдиум. Август. Открытие "Мерседес-Бенц Стейдиум" В этот знаменательный день в новом доме футбольного клуба "Атланта Юнайтед" собрались сплошь знаменитости. Повод был самый что ни на есть торжественный – "Мерседес-Бенц Стейдиум" был, наконец, построен, и был готов принять болельщиков на свой первый матч. Да и соперником "Атланты" в этот вечер был клуб подстать – "Нью-Йорк Ред Буллс". К этому матчу "Атланта" уже гарантировала себе участие в плей-офф: неделей ранее был обыгран "Монреаль" (1:0, Рамон) в последнем матче на "Бобби Додд", а спустя ещё пару дней ничья 1:1 в Майями с "Интером" как раз гарантировала команде Льюиса участие в раунде на вылет. И вот, сегодня должно было состояться торжественное открытие новой арены. С этой целью Даррен Илз и Артур Бланк, владелец "Атланта Фэлконс" и "Атланта Юнайтед", затеяли самое настоящее представление. После краткого приветственного слова от мистера Бланка, состоялось красочное шоу в исполнении певицы Тэйлор Свифт и рэппера Кедрика Ламара. Но сначала благодетель "Атланты" поблагодарил всех, без кого этот грандиозный проект не увидел бы свет: NFL, вложившую в стадион 200 миллионов и правление города, предоставившее такую же сумму. В целом же стоимость стадиона превысила 1,5 миллиарда. Космические деньги! После Артура Бланка слово взял мэр Атланты, Касим Рид, поприветствовавший тридцатитысячную толпу, заявив, что этот стадион – "арена будущего". А он и правда выглядел футуристично: огромные экраны над куполом, раздвигающаяся крыша. Поистине, чудо технической мысли. Следом настала очередь Даррена Илза, который рассказал, как много город приобрёл с появлением футбольного клуба, как он ценит поддержку местных болельщиков и пожелал команде долгих лет успешной игры на новой арене. Льюис ощущал себя, как в какой-то сказке. Но вот церемония подошла к концу, стихли басы трека, что исполняли Свифт и Ламар, и настало время начала матча. Первого матча "Атланты" на "Мерседес-Бенц Стейдиум". 26 августа 2017 MLS Мерседес-Бенц Стейдиум, Атланта 30 500 зрителей Атланта Юнайтед - Нью-Йорк Ред Буллс Это был настоящий праздник, даже несмотря на то, что стадион оказался забит только наполовину. Уже на второй минуте Линкольн виртуозно разыграл угловой, и ветеран Маршалл с близкого расстояния сумел открыть счёт. Весь первый тайм прошёл в непрекращающихся атаках "Юнайтед", в то время как "быки" выглядели деморализованными такими внезапным спуртом, и даже не помышляли о каких-то атакующих действиях. На 38-й минуте Альмирон убрал на дриблинге сначала Кемара Лоуренса, а затем и Опаре, после чего пробил низом прямо в противоход движению вратаря гостей. 2:0! А ещё через пару минут катастрофой для Дуки закончился прострел Хоселу в штрафную: мяч, неловко отскочив от газона, свалился с его ноги и оказался в сетке ворот "Нью-Йорка". На второй тайм гости вышли с большим желанием и рвением, что воплотилось в забитый мяч спустя каких-то шесть минут после возобновления игры. Робиньо протащил мяч по левому флангу и вывел на ударную позицию Даниэля Ройера. Хорват вытянулся в струнку, но парировать этот удар не сумел. Но "Атланта" собралась, и вот уже Патерсон оформляет голевую передачу на блистательного Линкольна! Но и "Ред Буллс" не собирались сдаваться просто так: спустя восемь минут Брэдли Райт-Филлипс зажёг гостевой сектор после дальнего удара. Справедливости ради, основная вина в этом голе легла на плечи как раз Хорвата, не сумевшего зафиксировать удар: от его груди мяч отскочил в сетку. Последнее слово всё равно осталось за хозяевами. Быстрая контратака в исполнении трио Альмирон-Асад-Линкольн завершилась выпадом последнего. Луису Роблесу оставалось лишь развести руками. 5:2! Новый стадион был сразу же обмыт блистательной победой. Альмирон в матче против "Ред Буллс" Но празднование на этом не закончилось. Впереди была ночь и закрытая вечеринка в одном из ночных клубов Атланты, куда Льюис, конечно же, был приглашён. После игры он лишь успел заскочить в свою квартиру в Нортсайде, чтобы освежиться и переодеться, а впереди его ждала неформальная обстановка и праздные беседы за стаканчиком-другим чего-нибудь прохладительного. Усталость как рукой сняло, когда он вышел из душа. Первым делом, он обратил внимание на пропущенный на своём телефоне. Инга. Следом за звонком она отправила и сообщение. "Все будут в "Лафайетт" к десяти. Не опаздывай. Даже АБ там будет. Чума!". "АБ" - это, конечно, Артур Бланк. Сам небожитель спустился в мир простых людей, чтобы озарить их своим светом. Сегодня Льюис видел его впервые. Владелец клуба никогда ранее не вмешивался в жизнь своего детища, доверяясь ставленнику, Илзу, но тут вдруг решил лично познакомиться с ним. Что ж, тем лучше. "Надо надеть лучший костюм", – подумал он. Льюис уже начал привыкать к деньгам. Поначалу он и думать не знал, куда тратить еженедельно прибавляющиеся на его счету суммы. Восемь, шестнадцать, двадцать четыре тысячи. Где-то в районе первой сотни он бросил это гиблое дело и просто покупал, что нравится. И одной из первой таких покупок был чёрный костюм в тонкую клетку от Пола Смита. Не то, чтобы он так уж любил классику, но такая вещь в гардеробе должна была быть. И сегодня был подобающий случай впервые её надеть. К "Лафайетту" Льюис приехал на такси. Расплатившись по счётчику, он бросил взгляд на часы. 21:45. Жара улетучилась, подарив улицам долгожданную прохладу. На входе томно маялась толпа ожидающих своей очереди войти, а массивные шкафы-охранники перед дверьми пресекали все попытки войти без очереди. Льюис постоял немного и решил закурить. Время располагало. Из клуба доносились приглушённые раскаты басов, смешиваясь с типичными звуками улицы: разговорами и шумом машин. Льюис поймал себя на мысли, что будет выглядеть как белая ворона посреди пёстрого сборища сильных мира сего. Да, облачён он был по первому разряду, но в душе у него усиливались волны сомнения. Что он тут забыл? Его телефон издал короткую трель. "Ты на месте?". Он потушил сигарету и протиснулся через толпу, показывая охране фирменный бейдж с логотипом "Юнайтед". Позади раздался неодобрительный гул, но ему было плевать. Охранник вежливо пропустил его, защёлкнув за его спиной цепь, преграждающую вход в клуб. Двери распахнулись. Его тут же обдало вибрациями, исходившими от огромных колонок. Диджей где-то сверху ставил зубодробительную музыку, и уши закладывало от громкости. Он обошёл танцпол, на котором извивались посетители. Девушки танцевали, крутя бёдрами, их волосы разлетались по танцполу в такт движениям. Он прошёл к барной стойке и заказал себе "белый русский". Клуб не был заполнен полностью, но из-за его архитектуры и скопления людей по территории создавалось обратное впечатление. Льюис обвёл взглядом помещение, сосредоточившись на секунду на втором этаже, где располагались VIP-ложи. Там пока было пусто, но он знал, что скоро Бланк и прочие бонзы прибудут сюда. Пока что у него было время немного расслабиться. – Эй, приятель, повтори, – обратился он к бармену, опустошив первый бокал. Тот виртуозно наполнил новый бокал кубиками льда, следом налил в него сливки, кофейный ликёр и "Финляндию". Размешал, и передал получившийся коктейль Льюису. – Приятного вечера, сэр, – произнёс он, передавая напиток. Льюис попытался отыскать глазами кого-нибудь знакомого, но среди изгибающихся танцующих женщин и их партнёров он не мог зацепиться за сколько-нибудь знакомое лицо. Зато с удивлением он обнаружил, что по углам расселись журналисты. Он даже узнал одного репортёра, приставшего к нему с расспросами после какой-то игры. Интересно, кто их сюда пустил? Он решил ответить на сообщение. "Я приехал". "Ты где?", – последовало новое сообщение через пару минут. "Около бара". Он осушил уже половину бокала, когда увидел её. Тёмно-зелёное платье, почти невесомое. Распущенные волосы. Бокал в руке. Инга словно плыла сквозь толпу. Когда она подошла поближе, он заметил, что это был далеко не первый её бокал. Её немного пошатывало, а на высоких каблуках некоторые её манёвры выглядели даже экстремально. – Привет, Льюис, – улыбнулась она. Вечерний макияж подчёркивал её взгляд, загадочно-мечтательный, как он отметил про себя. – Привет. А ты, я смотрю, времени зря не теряешь, – он кивнул на бокал. – Да ерунда, – непринуждённо рассмеялась она. – Меня больше беспокоят каблуки. Отвыкла, чёрт бы их побрал. А ты, посмотри на себя. Бог тв мой, выглядишь ты просто отпадно. – Ты тоже, – мягко ответил он. – Не знаешь, сколько ещё ждать Бланка с Илзом?, – попытался он перевести тему. – Не знаю, – ответила она. – Говорили в десять, но уже больше. Давай лучше праздновать. За успех! Она подняла бокал с шампанским и легонько коснулась его стакана. Раздался высокий звон. В её взгляде Льюис заметил чёртиков, обычно прячущихся под маской серьёзности и профессионализма. Но сейчас, под действием алкоголя, они вышли на авансцену, захватили её взгляд, придавая ей поистине впечатляющий вид. "Пошли потанцуем!", – она потянула его на танцпол, и они зашлись в танце. Инга вертелась вокруг него, он чувствовал жар её дыхания на своей шее. Затем она снова потащила его к бару, заставила выпить. И ещё. Он не успел заметить, как опрокинул в себя добрых полдюжины коктейлей. В голове у него помутилось. Льюис почувствовал, что земля начинает уходить у него из-под ног. – Тебе нехорошо? – спросила Инга. – Нет-нет, всё в порядке, – ответил он. – Здесь просто душно. – Я знаю отличное место, где можно освежиться. Иди за мной, – она заговорщицки поманила его вглубь клуба. Они прошли в подсобные помещения, юркнули в один из коридоров задрапированных плотной тканью. В конце Льюис разглядел белый прямоугольник пожарного выхода. – Куда ты меня тащишь? – борясь с головокружением спросил Льюис. – Т-с-с-с, сам всё увидишь, – она прижала палец к его губам. Дверь распахнулась, и они вывалились в узкий переулок, зажатый меж стен соседних зданий. Резко дыхнуло прохладой, и Льюис, наконец, сделал полный вдох. В голове у него взорвались тысячи маленьких воздушных пузырьков, а Инга вдруг подошла к нему вплотную. Он почувствовал запах её парфюма. Голова его вновь закружилась. "Это мой сюрприз, – прошептала она ему на ухо. – Поехали прочь. Прямо сейчас". Только тут он заметил припаркованный в проулке красный "Ниссан". Огни фонарей кружились вокруг в неистовом танце. Инга прильнула к нему, впившись в губы. "Это самая лучшая ночь, Льюис, – снова прошептала она. – Наша ночь. И никто о ней не узнает". Где-то на границе сознания он подумал, хочет ли он втягивать её в свою жизнь, нужно ли ему это всё. Вдруг его кольнуло странное чувство дежавю. Как будто какой-то обрывок из памяти норовил вырваться наружу, будто таинственная дверь, закрывавшая ему доступ к воспоминаниям, немного приоткрылась, обнажая какое-то событие. Такое явное, но всё ещё неуловимое. Как если бы события повторялись. Кто же он такой? Кто эта девушка перед ним, такая холодная и такая привлекательная, обжигающая его своим взглядом? Но мысли разбегались в разные стороны, как тараканы на свету, оставляя его перед неотвратимым фактом – Инга была ослепительно прекрасна в полумраке, окутавшем их в этом богом забытом проулке. Она снова приблизилась к нему, погладила по волосам и вдруг укусила за шею так, что он чуть не закричал. "Никто не узнает", – повторила она, маня его за собой. "Катись оно всё к чёрту", – подумал Льюис и последовал за ней.
    10. PNE

      За Оксфорда, как мне кажется, ты очень уж сильно переплатил (я про бонусы). Да и 31-летний Уолкотт какое-то спорное подписание, как по мне. Но успехов, может новый сезон сложится более удачно
    11. с мобильного так же. давно писал об этом уже, но чёт никому не упёрлось оптимизацию править, судя по всему)
    12. PNE

      Как-то всё совсем уж печально. Понятно, что такая дикая инъекция новых игроков напрочь порушила всю сыгранность, но не в таком же масштабе. Даже беглый взгляд на подписанных тобой игроков даёт понять, что команде вполне по силам быть в середине таблицы. Так что этот провал в первой части выглядит очень странно. Вижу несколько причин. Во-первых, чё там с менталкой? Вылететь 2:4 от "Уотфорда", ведя 2:0 к перерыву это не от простой жизни. Во-вторых, чё по тактике? Есть пути перепрыгнуть на другие рельсы? Очевидно, что выбранный тобой набор установок не канает. Такими темпами, до весны ты не дотянешь.
    13. Это такие вот особенности лиги. Победа в плей-офф не гарантирует промоушен. По крайней мере, так я понял из правил Серии D. Вот выдержка: "Плей-офф проводится после регулярного чемпионата, и в нём участвуют команды, занявшие со 2-го по 5-е места в каждом дивизионе. Первые два раунда - по одному матчу на поле команды, расположившейся в таблице выше. Если по окончании матча сохраняется ничья, то проводятся экстра-таймы. Если и там победителя не выявлено, то дальше идёт команда, занявшая более высокое место в таблице. Пенальти не пробиваются. По итогам двух раундов от каждого дивизиона остаётся по одному победителю. Девять победителей раскидываются по трём группам из трёх команд, где каждая играет по одной игре друг с другом (при этом один матч будет дома, а второй - обязательно на выезде). Победители групп выходят в полуфинал плей-офф. Туда же добавляется и обладатель кубка Серии Д (офигеть). Полуфинал состоит из двухматчевого противостояния, по итогам которого играется финальный матч на нейтральном поле." И далее как раз самое интересное: "Результаты плей-офф позволяют лиге сформировать список команд, из которого она может выбрать, каким командам достанутся свободные места в Seconda Divisione". На деле это означает, что допустить могут как всех пятерых победителей, так и никого. Тебе просто не повезло.